Дарвинизм в современном мире

Эволюционная теория Дарвина и современность

8. Естественный отбор не есть некая константа

Разумеется, каждому понятно, что в границах каждой геологической эпохи складывается своя констелляция а- и биотических факторов. Это самое общее представление об естественном отборе нуждается в конкретизации. Во временных границах любой из геологических эпох естественный отбор предстает в несколько иных ипостасях в пространственных границах разных БГЦ (биомов), на которые фактически всегда "распадается" биосфера (лито-, гидро-, атмосфера, климатические особенности, изоляция и т.д.). Более того, естественный отбор - это многоликий Янус: для каждого из обитателей даже вот этого БГЦ у него "свое лицо" (своя констелляция факторов). Сочетание этих факторов и решает его эволюционную судьбу - "быть" ему или "не быть", а если "быть", то в какую "сторону", в каком направлении меняться, что приобретать (накапливать), а от чего отказываться. Некоторые из факторов среды обитания для одних обитателей одного и того же БГЦ могут выступать в качестве объективно полезных, а для других - вредных ("Что для русского хорошо, то для немца - смерть").

Понятие о "лестнице существ" в додарвиновской биологии было сформулировано применительно к миру живого в целом. Сегодня этот образ уместнее было бы применять и к каждому отдельно взятому БГЦ. Естественно, что для разных БГЦ она будет выглядеть "по своему". Более того, эта "лестница" будет выглядеть "по-своему" и в разные времена года, напр., зимой и летом (применительно, разумеется, к средним широтам). В этом случае, допустим, медведь и лев ни в одном конкретном БГЦ не будут выступать в качестве непосредственных конкурентов. Учет обстоятельств, подобных данному, надо думать, может существенно способствовать конкретизации теоретического воспроизведения протекания эволюции применительно к разным ареалам.

Возникновение каждого нового иерарха вот в этом конкретном БГЦ создает разные перспективы для бытия всех его собратьев по эволюции. Для одних он как бы создает "новые рабочие места" (новые экологические ниши, см. более подробно 6), как бы заставляя обитателей которых ублажать прихоти (на условиях симбиоза, разумеется!) себя, любимого. Этим самым он как бы побуждает их "тянуться за собой", прогрессировать, совершенствовать "задел", накопленный ранее может быть для преодоления не совсем той ситуации, которая сложилась после его становления. На обитателей многих нижних слоев экологической пирамиды он как бы начинает "давить" своим "весом" и, в конце концов, "выдавливает" их в несколько иные экологические ниши, не столь благодатные в сравнении с ранее занимаемыми. Третьих он вообще лишает надежд на место под Солнцем.

Предположим, что синтез с экологией уже удалось осуществить в полном объеме. Приведет ли это к решению хотя бы самых ключевых проблем теории эволюции, позволит довести ее "до полной кондиции"? Не секрет, что сегодня все более выдвигается на первый план проблема управляемой эволюции. Кстати, эта проблема была поставлена и в (3), т.е. тогда, когда мало кто в нашей стране рисковал хотя бы заикаться о проблемах социальной экологии. Действительно, проблема "сохранения среды обитания человека" сегодня как никогда злободневна:Но надо ли стремиться только к сохранению? Может быть полезнее направлять ее в желательное русло? А для этого необходимо знание механизма функционирования эволюции в полном объеме. Однако, сегодня ни для кого не секрет, что сам этот механизм в прошлом не оставался неизменным - еще в 30-х годах было введено в оборот словосочетание "эволюция эволюции". Этим стремились указать на то, что сам механизм эволюции менялся с "рождением" каждого нового иерарха, с приращением "лестницы существ" "сверху".

К началу страницы

Титульная страница