Дарвинизм в современном мире

Эволюционная теория Дарвина и современность

9. Человек в эволюционном процессе

"Последним" иерархом, как известно, оказался человек, эволюция стала перерастать в историю. Ныне сводки по теории эволюции уже стало принятым завершать рассмотрением проблем антропогенеза. Другими словами, к теории эволюции стали предъявлять требование: исходя только из своих основных посылок, она должна быть способной объяснить и происхождение человека. Только в этом случае окажется возможным историю (исторический процесс) истолковать в качестве естественнейшего "продолжения" эволюции. Другими словами, исторический процесс должен предстать как очередная, хотя и качественно новая стадия процесса эволюционного.

Проще всего возникновение человека представить в качестве "завершающего" звена эволюции. "Завершающего" не в том смысле, что на этом эволюция прекратилась, а в том, что возникновение этого иерарха в корне изменило саму "механику" (переход от одной стадии к другой) протекания эволюции, вынужденной совершаться теперь уже как бы под "игом" исторического процесса. (Кстати, намек на это нетрудно усмотреть уже и в дарвиновской интерпретации искусственного отбора!). Суть дела в том, что деятельность человека меняет не только одомашненных животных и растений, опосредованно она стала сказываться на условиях бытия практически всех живых существ на Земле.

Нечто подобное происходило со становлением всех прежних иерархов. Но "лестница существ", в общем и целом, продолжала прирастать в доисторические времена, к тому же в основном сверху! С возникновением же человека ее высота стала стремительно уменьшаться! Эволюция, разумеется, продолжается и в этих условиях (и подо льдом течет река!), но ее темпы катастрофически "отстают" от темпов истории. (Во все времена они и были ничтожными в сравнении со скоростями, которых сумела добиться история!). Хорошо, что эта проблема еще не заявляла о себе во времена Дарвина. Биологии тех лет нужно было решать задачу, скорее, прямо противоположную - обосновать прирастание лестницы существ в основном сверху. Дарвин при этом прибегает к понятию "высота организации".

Понятие достаточно строгое (и для биолога-профессионала) и, вместе с тем, успевшее стать достаточно расхожим, понятным и для "простого смертного". Нельзя не признать - это понятие не просто удобное, а очень удобное! За его "спиной" нетрудно было скрыть очень многое, в частности, и такое, что Дарвину "не с руки" было бы подавать эксплицитно, в явном виде! Было очевидным, что по мере протекания эволюции возникали существа с возрастающей "высотой организации". Это, так сказать, - палеонтологический факт, но факт, требующий объяснения. Мог ли Дарвин дать ему полновесное обоснование? Зададимся еще более "скользким" вопросом: а надо ли Дарвину было стремиться дать ему полновесное обоснование?

Наш ответ на эти вопросы таков. Если бы Дарвин даже и мог, - допустим на миг невозможное! - ему не следовало бы этого делать! Современники его "не поняли" бы! Во всяком случае, - биологи. При любом отношении к идеям Маркса, вряд ли целесообразно не принимать во внимание такие его слова: ":человечество ставит себе всегда только такие задачи, которые оно может разрешить, так как при ближайшем рассмотрении всегда оказывается, что сама задача возникает лишь тогда, когда материальные условия ее решения уже имеются налицо, или, по крайней мере, находятся в процессе становления". При желании "объять необъятное" Дарвину пришлось бы вовлекать в обсуждение сонм довольно "скользких" понятий, и среди них - стремление (его услугами пользовался, в частности, и Ламарк). Зачем, спрашивается, было "лезть в дебри", если можно было "отделаться" словечками "рефлекс" и "инстинкт", также успевших стать расхожими (способными создавать иллюзию "понятности")?

Даже на уровне здравого смысла очевидно, что по мере возрастания "высоты организации" в ходе эволюции, возрастает и уместность использования, в частности, термина "стремление" при характеристике поведения животных с центральной нервной системой (ЦНС). "Высота организации" явно разная у животных и растений (заметим кстати: при своем истолковании эволюции Дарвин не считает нужным особо подчеркивать различия в технологиях, посредством которых обеспечивается выживание). Применительно к первым вполне уместно вести речь о зачатках у них ментальности, что же касается вторых, то:.

Растения вроде как не обладают ЦНС, но и им нельзя отказать в целесообразности их поведения (о чем свидетельствуют исследования и самого Дарвина). Значит, и в организации растений заложено именно стремление к выживанию? Для того, чтобы ответить на вопрос: "почему в ходе эволюции упомянутая "лестница существ" прирастала в основном сверху?" (т.е. иерархами становились организмы с все более развитой психикой, ментальностью!), в ткань рассуждений следовало бы вплетать представления не только о вариациях, но и таковые о "высоте организации" в полном объеме! Не только о структуре тела, но и о всей совокупности функций мозга (точнее, о нормах его функционирования)!

К. Линней, как известно, "заклеймил" человека словечком "sapiens", указываюшим на его разумность. Откуда, спрашивается, взялось это самое свойство, из чего оно "вырастало" в ходе эволюции? Проще всего сослаться на мудрость Всевышнего или "залетных" инопланетян, но кого удовлетворят сегодня такие объяснения? Ныне уже прочно вошел в моду термин "менталитет", которым стало принятым обозначать всю совокупность духовных ("сверх"- или "вне"телесных) качеств человека. Применительно к "братьям нашим меньшим" уместнее использовать слово "ментальность". Естественно, что это свойство у оккупантов разных ступенек "лестницы существ" представлено в весьма разном объеме. Если "лестница существ" прирастала в основном сверху, то, значит, ментальность - это "не последняя спица в колеснице", а нечто весьма и весьма важное для процветания вида, для его эволюционной судьбы. Надо думать, учитывая именно это, Дарвин и ограничивается использованием весьма емким термином "высота организации", не стремясь раскрыть его смысловое содержание в полном объеме.

Как известно, начало истолкованию проблемы происхождения человека, можно считать, было положено творчеством самого Дарвина. При ее осмыслении понятиям "борьба за существование", "естественный отбор" и "выживание" пришлось дать несколько иное смысловое содержание. Эти понятия, как мы стремились показать, хорошо "работают" при истолковании саморегуляции такой системы, как БГЦ. Однако, при осмыслении проблемы происхождения вида homo sapiens (т.е. всего лишь одного из великого множества видов!) Дарвина уже перестала удовлетворять первоначально предложенная же им самим (от себя скажем - запредельная) "широкозахватность" ключевого понятия в его framework of thought (образе мысли, стиле аргументации).

Действительно, по первоначальному замыслу понятие "естественный отбор" призвано было охватывать весь спектр факторов (как биотической, так и абиотической природы), сказывающихся на эволюционной судьбе любого вида. При рассмотрении же проблемы происхождения человека Дарвин ощутил потребность выделить в этом спектре одну из наиболее ярких его "линий" - значимость (если перейти на язык современной биологии) внутрипопуляционных отношений. Более того, среди этой суммы отношений он вычленяет и еще более дробную часть их - отношения конкуренции между особями одного пола, связанных с участием в продолжении рода. Нельзя ли в этих размышлениях Дарвина усмотреть начало стремлению "разложить" суммарное смысловое содержание понятия "естественный отбор" на его составляющие? Эвристичность именно такого воззрения мы и стремились обосновать.

К началу страницы

Титульная страница