Дарвинизм в современном мире

Эволюционная теория Дарвина и современность

13. Эволюционная теория и проблема ценности

Дарвин, как было сказано, был вынужден сослаться на вмешательство Творца в создании первых, начальных форм жизни. Сегодня при выдвижении философией на первый план категории "ценность", фиксирующей самое фундаментальное свойство (атрибут) и мира живого, и мира социального, проблема происхождения жизни видится приблизительно в таком виде.

Жизнь потому и является таковой, что обладает силой самоутверждения. Жизнь способна отстаивать свое "право" на существование путем умения выкачивать энергию из нежити (неживой природы). Жизнь по отношению к нежити, конечно же, - хищница, но и не изверг. Облапошивая нежить, нельзя сказать, что она наносит ей вред - ведь нежить не знает ни гибели, ни смерти, поскольку - в лучшем случае - все в ней ходит по кругу. Уж если на то пошло, жизнь, "потребляя" нежить, как бы оказывает ей своего рода услугу, давая возможность побывать в виде чего-то более совершенного.

Впрочем, нежить не наделена способностью оценить предложенную ей услугу и, так сказать, гордиться этим. Вот этот атом, побывавший в составе самой возвышенной души (самого гениального мозга), ничем не отличается от своего собрата, миллиарды лет "просидевшего" внутри вот этого булыжника. Более того, согласно принципам, исповедуемым современной физикой, элементарные частицы (допустим, электроны) даже более чем одинаковы - они абсолютно тождественны. О них даже нельзя сказать - вот этот - первый, а этот - второй. Ни о какой уникальности, индивидуальности здесь не может быть и речи.

Итак, жизнь эксплуатирует нежить, "вытягивает из нее соки" ради собственной корысти. Нежить совершенно беспечна, хотя, это, в общем-то, извинительно. Действительно, энергетический потенциал Вселенной несмотря на все хитрости жизни не меняется, а тем более не претерпевает никакой "усушки-утруски", ни что не уходит в мир иной (по определению по отношению к Вселенной никакого иного мира в принципе не может быть). Предоставляя "уголок" в своем лоне, Вселенная просто как бы дает возможность "порезвиться" жизни, будучи твердо "уверенной" в своем конечном владычестве.

Вселенной вполне по силам в любой момент прихлопнуть жизнь, но не потому, что она изначально враждебна ей. Она, в сущности, пассивна, хотя и всесильна. Она просто бесконечна, безвольна, бесцельна, а потому и бесхитростна. Иное дело жизнь, она - изначально активна. Дабы обеспечивать свое бытие, она должна постоянно утверждать себя, демонстрировать свою самость. Другими словами, стремление, влечение - изначальное свойство жизни. Для обозначения этого свойства придуман длинный ряд терминов. Наше предпочтение термину "витальность".

Мир нежити - мир сплошного насилия. Здесь, если можно так выразиться, сила силу ломит. Здесь исход любого события определяется исключительно соотношением сил. Это значит, что насколько бы ни была хитра жизнь, она хоть что-то может менять в нежити, также прибегая в конечном итоге лишь к силе. С нежитью можно "общаться" лишь на языке силы, а иначе - "Васька слушает да ест". Нежить "прогибается" лишь под воздействием силы. Жизнь изначально должна быть заряжена, говоря языком Ф. Ницше, "волей к власти" по отношению к нежити.

Итак, характеризуя жизнь в отличие от нежити, можно прибегать к множеству понятий: селекция (отбор, выбор), выгода, польза, вред, корысть, благо, предпочтение, стремление, цель и др. По отношению к простейшим формам жизни некоторые из этих слов уместны лишь в качестве метафор. Чтобы не увязнуть в этой массе метафор, возложим основную смысловую нагрузку на понятие - ценность. Самое примитивное содержание этого термина - корысть, польза, вред, пристрастие, предпочтение.

Жизнь начинается с ценностного, т.е. избирательного отношения какой-либо части бытия к первоначально весьма невеликому числу процессов из своего окружения. Таким образом, понятием "ценность" можно считать differentia specifica жизни. Только через избирательное отношение к происходящему (а оно предполагает умение о-познавать, идентифицировать кое-что из этого происходящего) и может осуществляться активность, а значит и самоутверждение. Самоутверждение - это и преобразование окружения "под себя", под свои нужды. Как этого добиться - заранее не дано, самоутверждение - это обязательно и поиск. Самоутверждение - это и конституирование жизнью самой себя в состыкованности, согласованности, сочлененности со своим окружением. Самоутверждение - это и забота о будущем, беспокойство о продлении себя в своем потомстве. Так что устремленность в будущее - это также один из нюансиков, связанных с понятием "ценность", ключевым для характеристики жизни.

.Термин "борьба" (при любом его истолковании, включая и сугубо метафорические) содержит, таким образом, намек (как минимум!) на некую активность ее соучастников. Жизнь в любой ее форме изначально заключает в себе наличие некоего активного начала. Никому и в голову не придет вести речь о, допустим, борьбе планет (как взаимодействующих агентов Солнечной системы), о борьбе атомов (как взаимодействующих агентов любого химического соединения, а тем более любой химической реакции) и т.п.

В связи со сказанным нам представляется уместным констатировать. Термином "естественный отбор" Дарвин фактически указывает главным образом на действие внешних, объективно сущих сил (факторов), сказывающихся на выживании (и, разумеется, оставлении потомства!) особей вступающего в жизнь поколения вот с такими вариациями в своей организации. Смысловое же содержание понятия "борьба за существование" уместнее связывать, скорее, в первую очередь с внутренней их организацией, с субъективно воплощенной в этой организации силой самоутверждения.

Последняя, в частности, проявляет себя (применительно к живым существам с ЦНС) в напоре, настырности, дальновидности, хитрости, силе мотивов и т.д. и т.п., одним словом, в стремлении (если воспользоваться термином Ламарка, считая, что он вбирает в себя всю совокупность свойств психики или, говоря современным языком, ментальности) к самоутверждению. Таким образом, понятия "ценность", "самоутверждение" высвечивают, скорее, лицевую сторону медали, а вот понятие "приспособление" (adaptation) - всего лишь оборотную!

На наш взгляд, вряд ли эвристически продуктивно противопоставлять концепции Дарвина и Ламарка при уровне сегодняшних требований к теории эволюции. Концепция Дарвина (если ограничиться указанием на самое важное) оказалась более убедительной в деле внедрения в умы людей самой идеи эволюции. Что же касается дальнейшего совершенствования теории эволюции в целом, то обе концепции не окажутся бесполезными. Об этом свидетельствует вся реальная история посдарвиновской биологии - о концепции Ламарка (в конце Х1Х - начале ХХ вв.) вспоминали именно тогда, когда ощущали "бессилие" (незавершенность, "недоделанность", "слабину") дарвиновской концепции в осмыслении тех или иных конкретных проблем биологии.

Как уже неоднократно подчеркивалось выше, Дарвин не пренебрегал понятиями "лестница существ" и "высота организации". Однако, если бы в ткань аргументации Дарвин попытался вплести представления о "высоте организации" в полном объеме, то он неминуемо "утонул" бы в море всякого рода домыслов, относящихся, в частности, к истолкованию сущности жизни, "силы жизни" и т.д. и т.п. (о чем мы уже заикались выше). Натуралисты и философы прежних времен обо всем этом успели наговорить немыслимо много и весьма сумбурно. Под впечатлением концепции Дарвина Ф. Ницше стал раскручивать свое "учение" о воле к власти как основном устремлении всех живых существ. Это "скользкое" словечко - стремление - Ламарк поставил во главу угла. "Клубок" его измышлений продолжают "расплетать" и сегодня, попутно приплетая к нему еще и нити собственных догадок. Этот процесс вряд ли когда-нибудь закончится:

К началу страницы

Титульная страница