Дарвинизм в современном мире

Эволюционная теория Дарвина и современность

14. Вписывается ли дарвинизм в концепции современной науки?

Так что же, дарвиновские понятия отжили свое, выполнили свою историческую миссию? Не будем торопиться выносить вердикт. Во всяком случае, синтез биологии не только со всеми прочими разделами естествознания, но и с философией может принести и довольно неожиданные плоды.

Пора подводить итоги. Выше мы стремились выдвинуть на первый план момент эвристичности последовательных синтезов концепций эволюции с разделами биологии, исследующими функционирование как более нижних - по отношению к организменному - (генетика), так и более верхних (экология) уровней организации живого. Сегодня, на наш взгляд, вся биология начинает исповедовать концепцию иерахически субординированных систем. Последнее не может не сказываться и на изменении смыслового содержания анлизируемых нами понятий.

Смысловое содержание понятия "естественный отбор" уместнее всего разложить, так сказать, "по полочкам", точнее, по уровням организации живого, связывая его функционированием, в первую очередь, надорганизменных биосистем (главным образом, биогеоценоза). Возможно использовать его и применительно к отдельным особям. Но, наверное, только в очень метафорическом смысле можно вести речь о нем применительно к функционированию суборганизменных биосистем.

Несколько иная картина получается с использованием понятия "борьба за существование". Биосфера сегодняшней науке известна только в единственном числе. Наверное, опять же в очень метафорическом смысле можно говорить о борьбе за существование между биомами. Этим понятием, пожалуй, можно характеризовать взаимодействие биогеоценозов. Впрочем, вроде как еще никому не удалось дать четкое определение БГЦ. Столь же проблематична и задача указания точных границ любого из БГЦ. Тем не менее, в ходу, допустим, такие выражения: "лес наступает на степь" (молодые деревца на опушке) или "степь наступает лес" (на опушке - лишь трухлявые пни).

БГЦ "борются" между собой? О борьбе за существование в самом прямом смысле между обитателями (популяциями?) БГЦ выше было сказано (для статьи) вполне достаточно. Наверное, довольно корректно говорить о борьбе и между особями одной популяции, и не только в том смысле, который имел в виду Дарвин, употребляя понятие "половой отбор". Но вряд ли у кого "язык повернется" назвать борьбой заботу (в особенности, материнскую) о потомстве: если уж это - борьба, то, как говорят в народе - шиворот-навыворот. Вероятно, уместно вести речь о борьбе и применительно к функционированию отдельно взятого организма, хотя бы в таком случае.

В организме взрослого человека, напр., обитает множество всякого рода микроорганизмов - полезных и вредных - общей массой до 2 кг. (Или в данном случае должно вести речь, так сказать, о микробиогеоценозе?) При инфекционных заболеваниях нередко говорят: "организм борется за жизнь" или "организм молодой, выживет!". А как правильно квалифицировать отношения между органами и клетками единого организма? Возможно, не совсем уж не прав был Вейсман, утверждая, что распределение ресурсов между ними не абсолютно бесконфликтно? Если "самоубийство" органов вроде как исключено (?), то применительно к клеткам этого уж ни кто не отважится утверждать ("заболевшие" клетки обязаны "врубать" механизм самоубийства во имя здоровья организма в целом!).

Итак, дарвиновские понятия не очень-то органично стыкуются как с понятиями сегодняшней физики (в особенности, синергетики и физики И. Пригожина), так и с понятиями наук об обществе. Среди последних имеется и такая, которую именуют конфликтологией. Однако, преимущественное внимание обращается, все-таки, на исследование проблем солидарности, толерантности, проблем согласования и действий, и мнений людей, проблем приведения их к "общему знаменателю". Ключевую роль люди издавна отводят понятию "милосердие" (любовь). Выше уже говорилось о нелюбви гуманитариев к понятию "борьба за существование". Впрочем, нельзя не признать, что понятие "естественный отбор" успело войти и в обиходный язык.

То, что эти дарвиновские конструкты не являются сегодня теоретически достаточно строгими, может быть, и не лишено оснований. Задаваясь такого рода вопросом, мы отнюдь не собираемся ратовать за то, чтобы анализируемые понятия отправить на пыльные полки музеев истории науки, вслед, допустим, за словами "флогистон" и "теплород". Понятие "атом", напр., довольно вольготно чувствует себя в лексиконе современной физике, хотя последняя давным-давно распрощалась с идеей неделимости той частички Вселенной, которую до сих пор обзывают этим словом. Однако, вряд ли окажется совсем уж бесполезным наполнение их смыслом, вытекающим из представлений о том, а что же такое система? Нам представляется, что смысловое содержание ключевых дарвиновских понятий более эвристично истолковать как проявление способности биосистем любого уровня к саморегуляции, к установлению более высокого порядка, более высокого уровня стабильности, а, значит, к упрочению - в конечном итоге! - своих позиций в мире нежити.

Все сказанное отнюдь не означает, что пришла пора и теорию Дарвина в целом отправлять в музей истории науки! Да, разумеется, не в моде же сегодня, напр., физики Аристотеля или Р. Декарта! Впрочем, не принято и укорять этих авторов за те допущения, которые ими закладывались в основу их учений об атрибутах мира неживого. (Вот, для примера, некоторые из них: все тела стремятся к центру Земли как центру Вселенной; для поддержания любого движения требуется сила; движение планет обеспечивается вихревым движением мирового эфира и т.д.; эти допущения явно не согласуются с небесной механикой Ньютона!)

Некогда Ньютон полагал, - и это мнение разделяли его последователи в течение веков! - что ему удалось создать теорию, способную служить фундаментом для всего здания физики. Так думал и К. Максвелл, выводя уравнения "поведения" электромагнитного поля из второго закона механики Ньютона. Позже выяснилось, что уравнения (и ныне продолжающие носить его имя) из этого закона не выводимы, но, тем не менее, соответствуют действительности! Так было положено начало созданию теорий, принципиально не сводимых к механике. Величие Ньютона ни на йоту не умаляют теории, созданные позже А. Эйнштейном, Э. Шредингером, В. Гейзенбергом и многими другими. Надо думать свершенного Дарвином не умалят и все дальнейшие изыскания биологов. Пути науки также "неисповедимы"! Надвигается юбилейная дата - 200 лет со дня рождения Дарвина. Уже появились сообщения, что ООН не останется в стороне от этих торжеств. И после их проведения, несомненно, справедливым останется мнение: Дарвин - это ньютон (new ton!) биологии!

К началу страницы

Титульная страница