Дарвинизм в современном мире

Эволюционная теория Дарвина и современность

12. Онтогенез и эмбриогенез

Успехи генетики и спровоцированное ими создание СТЭ как бы заслонили собой интерес к столь же успешному исследованиию проблем онтогенеза и, в частности, эмбриогенеза. С.С. Щварц с горечью, хотя и не без ехидства, вынужден констатировать: "мы не знаем, почему у птицы вообще развиваются крылья, у тюленя - ласты. Наше незнание маскируем рассуждениями о плейотропном действии генов и целостности генома:..синтез морфологических и биохимических закономерностей онтогенеза оказался сложнее, чем синтез дарвинизма с генетикой". (Стр. 230).

Без четких же представлений о программах онтогенеза невозможно и полноценное решение проблем филогенеза (там же). Корреляции между генотипом и фенотипом, конечно же, имеют место, но ":нередки и случаи, когда фенотипическая однородность маскирует генотипическую разнородность" (стр. 231). Более того, приходится признать, что именно ":закономерности онтогенеза: действуют как фактор, формирующий оптимальный фенотип животного" (там же).

У "низов" (включая рептилий и птиц) вся программа онтогенеза вкладывается исключительно в эмбрион (генотип). У них эмбрион сразу же попадает в "цепкие лапы" естественного отбора. У элиты (сумчатых и, в особенности, плацентарных млекопитающих) "в лапах" естественного отбора пребывает, скорее, лишь материнский организм (речь о стадии вынашивания детеныша в сумке или стадии беременности). Логично допустить, что естественный отбор дает путевку в жизнь лишь "хорошим" матерям (в частности, приносящим потомство в стадии развитости, способной к дальнейшему усвоению видового опыта). У плацентарных млекопитающих материнский организм в период беременности функционирует по-особому (эндокринный сдвиг и многое другое).

Видимо, это особо сказывается на детерминации последних стадий эмбриогенеза, подготавливающих потомство к постнатальному бытию. Может быть, на этих этапах меньше всего на потомстве сказывается закодированное в генотипе и более всего исходящее от материнского организма? (Такое допущение вполне созвучно "законам" К.М. Бэра и Э. Геккеля, согласно которым в ходе эмбриогенеза каждый новый иерарх как бы повторяет путь, пройденный эволюцией во все предшествующие геологические эпохи, хотя и повторяет в очищенном от случайностей виде). Парадоксально, естественный отбор "заставляет" совершенствоваться материнский организм в плане его репродуктивных потенций, а, значит, окольным путем совершенствует и процесс эмбриогенеза (еще одна разновидность полового отбора?), делая его и более "спрямленным", и более насыщенным трансформациями, подготавливающими вступление потомства в постнатальное бытие! Это, с одной стороны, а с другой, естественный отбор этим же самым и подрывает свою "власть" над бытием элиты! Последняя становится все более "умной, "изворотливой", способной противостоять всем "каверзам" БГЦ.

Совершенствование технологий наследования видового опыта у элиты на стадии эмбриогенеза достигло своего "потолка"? Или траекторию эмбриогенеза уместнее уподобить, скорее, "ломаной линии" (с элементами бифуркации в точках "излома"), хотя и вырождающуюся в "змейку", в "синусоиду" (может быть, даже и "затухающую", т.е. с постепенно уменьшающейся амплитудой "уклонений" от оптимальной траектории). Вполне вероятно, что в ходе эмбриогенеза даже человека реальная траектория не абсолютно оптимальна, т.е. еще не достигла полного "очищения" от зигзагов действительного хода протекшей эволюции.

Процесс усвоения каждым следующим поколением "верхушечной", "надстроечной" (т.е. наиболее сложной и в эволюционном смысле самой "молодой") части видового опыта может иметь место лишь тогда, когда он уже обеспечен не только генетически, но и, скажем так, эмбриогенетически. Другими словами, каждое новое поколение способно воспроизводить себя в качестве элиты лишь в силу того, что предварительно - на стадии эмбриогенеза - оно получает бесценный "дар" от уже пройденного эволюцией пути.

Логично предположить - появление каждого нового иерарха с некоего этапа эволюции обязательно связано с совершенствованием программ эмбриогенеза. Мало этого, в ходе эмбриогенеза у каждого нового иерарха как бы все более "сглаживаются", "спрямляются" "зигзаги" былого филогенеза, а сами программы, становятся все более "сжатыми", "емкими", насыщенными? Но вот вопрос - эти программы "втискиваются" (закладываются, кодируются) лишь в "конструкцию" генотипа, или хотя бы частично возлагаются и "на плечи" материнского организма?

В общем-то, всегда было очевидно, что фенотип предопределяется отнюдь не только генотипом. Процесс развертывания заложенного в генотипе - это процесс, причем процесс длительный, включающий в себя множество качественно различающихся этапов. Если предлагаемое включать в содержание исходных принципов, то, видимо, придется признать, что в генотип закладывается (разумеется, не в готовом виде!) не только все то, что проявляет себя в фенотипе, но и путь (программа реализации) к проявляющему себя в фенотипе. Возникает (разумеется, применительно к элите) такой вопрос: только ли в генотип закладывается программа движения к фенотипу?

Конкретные механизмы развертывания содержимого генотипа сегодня уместно более обстоятельно рассматривать в контексте биологии развития. (Правда, на этом пути имеется "небольшая" загвоздка: данные генетики на сегодня еще не удалось достаточно хорошо "состыковать" с данными эмбриологии). С ее совершенствованием - и весьма интенсивным! - сегодня связывают большие надежды, хотя для некоторых эволюционистов она продолжает оставаться всего лишь модернизацией некогда вспомогательной, периферийной отрасли биологии.

К началу страницы

Титульная страница