Дарвинизм в современном мире

Эволюционная теория Дарвина и современность

20. О направленности эволюции

Поступательность любого процесса развития обеспечивается его внутренней цикличностью. Эволюция - это процесс смены поколений. Смену поколений будем считать, вслед за Дарвином, основным циклом эволюции. Каждый цикл - это как бы подготовка к накоплению нужных новаций. Уместно (вслед за экономистами) разграничивать составляющие видового опыта на постоянную и переменную, но при этом не упускать из вида и их тесную взаимосвязь. Характер этой связи представляет, на наш взгляд, чрезвычайный интерес.

В ходе следующего цикла часть переменной составляющей видового опыта "присоединяется" к постоянной. Переменную составляющую уместно обозначать словом "приращение" (increment), означающим возрастание, увеличение, прирост, прибыль (в математике - бесконечно малое приращение, дифференциал). Другими словами, постоянная составляющая видового опыта постоянна только во временных границах вот этого цикла, а в их череде прирастает за счет перетекающей в него части переменного, в результате чего и осуществляется накопление. Как это происходит?

Эволюция (как и механическое движение) - это нечто инерционное, т.е. как бы предпочитающее движение вот в этом направлении, направлении, набравшем силу на предшествующем этапе. Другими словами, развитие есть нечто векторное, "тенденциозное", имеющее тенденцию движения в направлении, ранее уже обеспечивавшем успех. Успех, естественно, порождает "безоглядность", удовлетворение, желание и дальше двигаться в уже избранном и вроде как проверенном направлении. Но двигаться вот в этом направлении - это значит и дальше усиливать вот эти качества, свойства, способности, умения, вот эти параметры ЦНС (ментальности). Однако любая тенденция "подобна флюсу" - с некоторого этапа она усиливает диспропорцию качеств, нарушает гармонию, расшатывает системность.

И, как неизбежный результат, - плюс превращается в минус, достоинство - в недостаток, широкая столбовая дорога - в тупик и т.д. Исповедовавшаяся ранее система мотиваций становится "кособокой", то, что раньше приносило несомненный успех, все чаще приводит к неудачам (а то и к поражению), или авангард отрывается от арьергарда, возникает проблема подтягивания "отставших" качеств до уровня "бегущих впереди". Случившееся нередко провоцирует желание "вдариться" в другую крайность и т.п. Возникает "разброд" - самый показательный признак острой необходимости осуществления процедур поиска. Возникает "тоска" по выстраиванию обновленной иерархии мотиваций (программ деятельности), упорядочения их в новую систему с включением в нее только что приобретенных свойств и качеств.

Разумеется, эти рассуждения в столь общем виде мало о чем говорят, но содержат хотя бы намек на то, что все былое в жизни не столько отбрасывается, сколько трансформируется. Главное же в том, что каждое новое поколение начинает не "с нуля", а с унаследованного от предыдущих поколений, но унаследованного в таком виде, чтобы оставалась возможность постепенно "спрямлять" метания и скачки "вбок", случавшиеся во все прежние времена, и чтобы "было куда" складировать новый багаж. "Складировать", разумеется, не в механическом смысле. Подлежащее "складированию", напротив, непрерывно подвергается "переплаву", облагораживанию, обобщению и уточнению.

Постоянную составляющую видового опыта ("золотой фонд" пройденного пути) можно обозначить понятием "традиция" (в самом общем смысле), а приращение - вклад ныне действующего поколения - понятием "новация". Разумеется, последняя не падает "с неба" в готовом виде. Она, как правило, есть плод длительных исканий (поисков, метаний, "рысканий" и т.д.). "Новации" (а не просто мутации) постепенно "оседают" на фундамент "традиций" (некогда освоенных программ деятельности).

Все это происходит не без непосредственного участия естественного отбора. Он как мудрый наставник (тьютор) "учит" своих подопечных "как надо жить". Именно он подталкивает к формированию у будущей элиты ЦНС как органа научения. "Содержание" головы, нельзя не признать, - "дорогое удовольствие" (на поддержание функционирования мозга человек тратит порядка 20 проц. всей расходуемой организмом энергии), но эти затраты, в общем и целом, окупаются (иначе естественный отбор и не допустил бы в ходе эволюции живых существ с головой!). Благодаря ЦНС новые иерархи и ухитряются обеспечивать продолжение рода не числом, а умением. Позволив обзавестись ЦНС, естественный отбор этим самым предоставил своим "головастым" подопечным и больше "свободы".

Впрочем, и обладание головой далеко не сразу открывает путь к "свободе". У первых обладателей ЦНС последняя еще настолько примитивно устроена, что ее продукцией являются лишь жестко, однозначно предзаданные программы поведения. Их испокон века было принято характеризовать словами: рефлекс, инстинкт, комплекс фиксированных действий и т.п. Установлено, что насекомые и рептилии практически не поддаются дрессуре. (Шоу с крокодилами на арене цирка могло бы получиться просто потрясающим, однако артистам здесь приходится довольствоваться лишь анемичными змеями). Их программы поведения обусловлены генами, в сущности, в единственном варианте, у них начисто отсутствует не только стремление к поиску. ("Поиск" медоносов же пчелами - это и есть предзаданная генами рутина их образа жизни!)

"Переучивать" их не удается, любопытство - не их добродетель. Свобода - это возможность жить и поступать не только по предписанию (наследуемой программе), действовать не только как все (согласно инстинктам), но и иметь возможность самому искать более эффективный вариант поведения. Предписание (традиция) и свобода также находятся "в тесной взаимосвязи", а местоположение точки перехода одного в другое непрерывно варьирует, сдвигается то в одну, то в другую сторону, (как и грань между постоянной и переменной составляющими видового опыта). Оптимальное местоположение точки перехода, с одной стороны, обеспечивает достаточные темпы прогресса, а с другой - не дает возможности "новатору" стать "белой вороной", которую обязательно заклюют ее же сородичи. Чтобы подчеркнуть динамичность приобретения (изобретения!) нового, можно будет прибегнуть к такой краткой формуле: развитие = традиция + поиск

Кумулятивность развития отнюдь не предполагает, что все параметры каждого нового иерарха должны перестраиваться в равной мере. Напротив. Самые "старые" потому и являются таковыми, что они суть более главные, глубинные, фундаментальные, сущностные (иначе они и не были бы отобранными на предыдущих этапах эволюции и новый иерарх просто не "дотянул" бы до вот этой стадии). Старые лишь слегка корректируются, в то время как новые, т.е. дополняющие, основательно "перевариваются", подгоняются к уже подтвердившим свою значимость для обеспечения жизнеспособности.

Решение вот этой, текущей проблемы с неизбежностью порождает рано или поздно решение еще более широкого круга других, прятавшихся "за спиной" некогда "колючих". От них и ранее "морщились", терпели до поры, до времени, но сегодня и они стали "колкими", "колючими", "горячими". Более того, к их множеству добавляются еще и порождаемые достигнутой высотой организации, которые вообще не имели и в принципе не могли иметь места, если бы ранее не был достигнут вот этот этап развития.

Результаты поиска (т.е. найденное, точнее, изобретенное) оседают на прежде достигнутое и таким образом сами становятся традицией, тенденцией. Развитие становится менее "рыскающим", не столь "шарахающимся" из стороны в сторону, более "солидным", но отнюдь небеспроблемным. И так далее до :..возникновения человека. Естественный отбор некогда основательно "приложил руку" к возникновению живых существ с ЦНС и способствовал совершенствованию их ментальности. Однако этим самым он постепенно и упускал власть над ними. С появлением человека наступает типично "эдипов казус" - сын "убивает" своего отца! Насмерть ли?

К началу страницы

Титульная страница