Внимание! Вы находитесь на устаревшей версии сайта Алтайского государственного университета.
Новая версия расположена по адресу www.asu.ru


Искать на сервере
 
А Вы знаете, что...

Версия для печати 
текущей страницыПоискКарта сервераГлавная страница

НовостиУниверситетСтудентыПреподавателиУченыеАбитуриенты

Географический факультет

Экспедиция в Катунский биосферный заповедник

Каждое лето, а то и зиму, выезжают студенты-географы "в поле", на дальнюю практику и, как это представляется обычному человеку, отправляются путешествовать. Одна из таких экспедиций состоялась и в июле 2000 года - на территории Катунского биосферного заповедника. С момента основания заповедника географы АГУ принимают активное участие в его научной работе. Так, целью исследований этого года было продолжение мониторинговых наблюдений за состоянием окружающей среды, начатых в 1994 году, и более детальное изучение природнотерриториальных комплексов бассейна реки Мульта.

На дальней практике сойду...

Руководили экспедицией д.г.н. В.В. Рудский и к.г.н. З.В. Лысенкова, а в состав ее вошли студенты и аспиранты географического факультета: Д. Дирин, Л. Бухтуева (4 курс); Е. Полковникова, Л. Пичугина, Т. Дробязко, С. Чернов, А. Лубенец, А. Рогов (5 курс); аспирант Е. Балдуркин и студентка 4 курса биофака И. Мещерякова. Таким образом, бремя серьезных и важных задач было возложено на крепкие плечи основной рабочей силы экспедиции, без сомнения, будущих "столпов науки", а ныне просто студентов-географов. Просто ли?

Давайте разберемся, кто такой студент-географ. Это некая смесь авантюризма и романтики. Поэтому "личный состав" экспедиции вряд ли воспринял должным образом и осознал всю ответственность данного момента. Может быть, поэтому не обошлось без казусов. То главный наш проводник - "Супербизон", заблудится, то егеря забудут про обещанных нам лошадей, то юные географини ноги себе начнут вывихивать, а то и вовсе кашу сварят не на воде, как полагается, а на всем экспедиционном запасе спирта.

В стране голубых долин

Появление такой стаи исследователей в заповедных горах было полной неожиданностью для их обитателей. Вся многочисленная живность заповедника на столько отвыкла от людей, что студенты-географы были им в диковинку. Мы же, в свою очередь, пробираясь через таежные дебри, морены и осыпи к своему будущему лагерю на Верхнее Мультинское озеро, недоумевали, от чего такой переполох вокруг тропы. То и дело обращали внимание на то, что вон та пищуха как-то недобро смотрит, а вон тот бурундук ехидно, если не язвительно, скалит нам зубы. А эти самые бурундуки и пищухи, недовольно посвистывая, смотрели на нас всего лишь с удивлением и с опаской (только потом они поймут, что у студентов можно совершенно безнаказанно воровать крупу и горох).

Удивлялись и змеи, расползавшиеся во все стороны с тропы - единственного прогреваемого места в лесу. Удивлялись тому, что эти странные существа, ставящие себя выше всех тварей земных, всякий раз, заметив их - змей, начинали исполнять удивительный танец, делая головокружительные фантастические прыжки и сопровождая их криками. Причем то же самое повторялось и перед всякой корягой, лежащей на тропе. Негодующе шумели кронами и могучие кедры, бесцеремонно разбуженные этими нарушителями покоя, которые без всякого почтения своими рифлеными ботинками топтали их старые уставшие корни.

И лишь горы оставались невозмутимыми. Эти древние великаны, приютившие на своем крепком скалистом теле всех этих существ - больших и малых, страшных и прекрасных; таких разных и, в то же время, единых и столь совершенных в своем единстве, что исчезновение одного из них приведет к гибели остальных, дремали своей вечной дремотой, убеленные сединой ледников и снежников, окутанные пеленой облаков. И мы, попав в это сказочное царство, незаметно для себя вдруг стали его частью, мы перестали быть пришельцами и стояли, очарованные той красотой, что нас окружала.

Поражаясь великолепию природы, которое здесь проявлялось во всем: в глухомани вековой тайги с буреломом, ощетинившимся корнями поваленных деревьев, которая сменялась светлыми парковыми лиственничниками и альпийскими лугами, встречавшими нас всеми красками своих цветов; в искрящейся на солнце синеве ледников; в мощи водопадов, с ревом низвергающихся со скалистых уступов и, как бриллиантами, осыпающих мириадами брызг; в шуме пенящихся речных потоков и прозрачности бирюзовых озер, на дне которых просматривается каждый камень. В этот момент что-то острое пронзило наши души...

Потом были рабочие будни. Впрочем, это нельзя назвать буднями, в том смысле, в котором мы привыкли о них говорить. Эта работа доставляла нам радость. Радость познания, радость открытия. Она дала нам почувствовать свою значимость, свою нужность. Мы гордились тем, что отличались от большинства путешествующего народа, который, называя себя туристами, едет в горы, чтобы только что-нибудь взять у них, а если что и оставляет взамен, то чаще всего это горы мусора. Да, нам нравилась эта работа. И мы гордились тем, что можем принести пользу этим горам; тем, что можем оказать помощь в сохранении той удивительной красоты, которой Творец наделил этот край; тем, что не только берем, но и даем. И переполненные такими чувствами, мы, как ни странно, вспоминали все то, чему нас учили в течение всего учебного года в аудиториях родного университета. И мы самоотверженно закладывали ландшафтные профили, вели наблюдения на модельных площадках, собирали гербарии, тщательно записывая все результаты в полевые дневники. И изучали, изучали, изучали...

Были и многочисленные маршруты, каждый из которых становился захватывающим приключением, и неизбежно сопровождался восторженными обсуждениями и воспоминаниями. Именно во время этих путешествий мы получали самые яркие и незабываемые впечатления, именно любование тем красочным разнообразным великолепием, которым выразилась здесь природа, дало то самое, ни с чем не сравнимое, глубокое чувство морального удовлетворения и полноты.

Были и долгие ночные бдения с песнями под гитару, и страшные истории, после которых никто не отважился бы отойти от костра, не говоря уже о том, чтобы разойтись по палаткам. Были и купания в холодной мультинской воде, и загорания на ледниках и еще много всего. Но время шло. Все поставленные цели были достигнуты, задачи выполнены, продукты съедены. С неохотой и сожалением прощались мы с Катунским заповедником, со своим лагерем на Верхнем Мультинском озере. В этот момент мне почему-то вспомнилось стихотворение М. Цветаевой:

Как титана лапами
Кустарников и хвой,
Гора хватала за полы,
Приказывала: стой!

Мы покидали Мульту в твердой уверенности, что здесь прошли одни из самых лучших дней в нашей жизни, с решимостью сохранить каждый из этих дней в своей памяти и с надеждой когда-нибудь сюда вернуться. Под монотонные звуки камуза ГАЗ-66 вывозил экспедицию за пределы Алтая - страны голубых долин и снежных вершин.

Денис Дирин
"За науку", N39, 2000

 

Факультеты:

Филиалы:

Общеуниверситетские структуры:

Научные и научно-образовательные учреждения

Сеть

Музеи и коллекции:

Общественная жизнь:

Университетская пресса:

История университета


Copyright © 1994-2006 Алтайский государственный университет
feedback@www.asu.ru