Конкурс "Поэтический дебют"

Сыроежкин Василий
группа 1852
Гример

Он никогда не работал за деньги, 
Этот старый гример Евгений. 
И когда покидал театр, 
Его провожали лишь змеи. 
Они колечками рядом крутились, 
А он им слегка улыбался, 
Ведь сошедший с ума Евгений 
Думал, что это танцы... 
Он работал в театре с рожденья, 
Симпатичный гример Евгений. 
Здесь его не учили думать, 
Но учили жить в подчиненье. 
И он делал шикарные маски 
Себе и своим коллегам. 
И о нем говорили в театре: 
Этот странный гример Евгений... 
Он действительно был с причудой, 
Мог подолгу смотреть на тени, 
А порой говорил с посудой, 
Непонятный гример Евгений. 
Но над ним никто не смеялся, 
Уважая за важное дело. 
Ведь никто так не делал маски, 
Как умел их делать Евгений. 
Он порой замечал детали, 
Незаметные прочим людям: 
Закрывался и делал маску 
Без каких-то особых прелюдий. 
А потом его вдруг осеняло, 
Что все маски скрывают лица, 
И Евгений подолгу плакал, 
Считая себя убийцей. 
А потом просыпался и снова, 
Возвращался к точке отсчета, 
Снова делал шикарные маски: 
Понедельник... среда... суббота... 
А в театре менялись актеры.
Год за годом летело время. 
Пережил не одно поколенье 
Престарелый гример Евгений. 
Но однажды, проснувшись утром, 
Он вдруг понял, что всё неправда 
И что не было в его жизни 
Никогда никакого театра. 
Он увидел: пустую квартиру, 
В полинявших обоях стены. 
Ни людей, ни шикарных масок, 
Ни кулис, ни широкой сцены... 
А вокруг только змеи и крысы, 
Только старый облезлый чайник. 
И прозревший гример Евгений 
Понял, что всё не случайно. 
Он вдруг понял, что жизнь не театр, 
Улыбнулся шипящим змеям, 
Поднял с пола облезлую крысу, 
Встав на сухие колени... 
Когда его забирали в больницу, 
Он смеялся, как злобный гений 
И хватал санитаров за маски, 
Полоумный гример Евгений. 
Он кричал им, что жизнь - театр 
А театр - всего лишь сказка. 
Он кричал, что живое лицо -
Это только лицо без маски... 
"Он никогда не работал в театре":
Объясняли потом соседи, -
"И в жизни не делал масок 
Ненормальный сантехник Евгений..."

Я еду в Боливию

Я еду в Боливию 
Месть, 
Месть!
Ты делаешь вдох 
Дым, 
Пар!
Вагонный мертвец 
Там, 
Здесь!
Я еду в Египет 
Стал, 
Стар!
Наш Остров 
Свобод Был,
Сплыл!
Молчащих ягнят 
Смех,
Шерсть!
Покойник сказал: 
"Будь,
Жив!"
Я еду в Боливию 
Месть,
Месть!

В меня вселился Левитан

В меня вселился Левитан. 
Я начал людям сообщать 
Такие вести, что потом 
Едва ли мог себя прощать.

Я нес какой-то странный бред, 
О том, как кучка пастухов 
Брела в потемках за звездой, 
Светившей лишь для дураков...

Еще я людям говорил 
О том, что началась война, 
Война, в которой победим... 
Когда рыдала вся страна,

Пришлось сказать, что умер Бог, 
Что сера сладкая в аду, 
Что тунеядство не порок, 
А мы не в заде, а в заду.

Я много всем наговорил 
О самобытности вранья, 
О переломе позвонков 
И мешанине бытия.

Сумел сказать, как на духу, 
Что Сталин свят, а Ленин жив... 
В меня вселился Левитан 
И я стал бесконечно лжив.


к списку участников

Перейти на страницу голосования